Сервис DOC.ua полностью бесплатный для пациентов

Психическая пандемия: стресс, который подавляет иммунитет. Часть 1

pandemiya

[[blockquote text="Жизнь — постоянное приспособление к условиям существования.

Физиолог И. М. Сеченов."]]

Коронавирус COVID-19 уверенно шагает по планете, охватывая очагами все новые территории. Еще несколько недель назад это казалось чем-то слишком далеким, вызывающим у нас лишь абстрактный интерес, словно сюжет фильма ужасов. Теперь же пандемия - вполне осязаемая угроза. Закрытые границы, отмененные туристические поездки, праздно шатающиеся дети, не знающие чем себя занять в условиях карантина и родительского запрета на смартфонные утехи – все это лишь разогревает пандемию.

Свою точку зрения на происходящее специально для Doc.ua рассказал врач психотерапевт Куликович Антон.

4.6
10 лет опыта
Ты не один. Я знаю, что тебе трудно. Страх и тревога перед неизвестным будущим, ощущение одиночества в режиме самоизоляции вселяют чувство беспомощности. Вызывают множество вопросов. От поиска ответов на которые становится только хуже. Знай, ты не один. Позвони, и мы поможем. Найти правильные ответы, наладить отношения в семье, найти общий язык с ребенком. Поможем справиться с тревогой, побороть страх и отыскать верный путь. Снова поверить в себя и свои силы. Психиатр, психотерапевт, прошедший полное очное обучение в Берлине у Ладыженского И.Н., одного из лучших европейских специалистов в области психиатрии и психотерапии. Представитель на территории СНГ врачебного праксиса Ладыженского И.Н. Обладатель международного сертификата Master of Ericksonian therapy, автор уникального метода психотерапии психозов. У Антона Юрьевича — 8 лет практического опыта взрослой и детской психиатрии, индивидуальной психотерапии и коучинга высокопоставленных персон
Онлайн - запись
Выберите время приема для записи онлайн
Пн 14 Июнь Вт 15 Июнь Ср 16 Июнь
info_outlineНет доступных слотов для записи

Миллиарды косвенных жертв Коронавируса

Но речь не столько о вспышке самого вируса, сколько о панике глобального масштаба. То есть полноценной психической пандемии, которая неизбежно окажет крайне негативное влияние на психическое здоровье людей. Не всех, конечно, но абсолютного большинства.

К середине марта, по данным Всемирной организации здравоохранения диагноз COVID-19 был лабораторно подтвержден у порядка 150 тыс. жителей планеты. Учитывая, что численность населения достигает 7,8 млрд людей, это всего около 0,002% населения Земли.

Не так уж много. Однако пандемия, собственно, коронавируса отнюдь не единственная проблема. Гораздо более масштабной является пандемия психическая. Увы, достоверных источников, указывающих на истинное число зараженных ею людей нет. Однако совершенно очевидно, что речь идет о миллиардах людей. Что даже без глубокого анализа выглядит куда более устрашающе.

Уже хотя бы потому, что стресс, в который оказалась загнана значительная часть человечества, способен привести к тяжелым заболеваниям. От длительного или чрезмерно интенсивного стресса страдает иммунная система. Как минимум дистресс (о нем позже) подавляет иммунные реакции.

Физические и психологические стрессоры приводят к чрезмерной или умеренной, но длительной секреции катехоламинов и кортикостероидов, что расстраивает функционирование иммунной системы. Которая является первой линией защиты против вторгающихся в организм микроорганизмов. Кортикостероидные гормоны и адреналин, усиленно поступая в кровь в ответ на стресс, повышают чувствительность организма к инфекциям.

Почему люди подвержены психической пандемии?

Чтобы понять, почему человечество оказалось настолько слабым в схватке с паническими настроениями, следует углубиться в некоторые основы психиатрии. И, прежде всего, грубыми мазками определить, какие ключевые типы личности преобладают в нашем обществе. Таких два – психастеники и протестные.

Психастеники

По моим наблюдениям составляют до половины всего населения. Это самая тревожная часть людей. Даже настраивая себя на преодоления жизненных трудностей, они крайне редко справляются с ними самостоятельно – требуют помощи, чаще остальных обращаются за ней к менторам, коучам, психологам и т.д.

При этом, в силу своей глубокой тревожной мнительности по складу, в исключительных случаях обращаются к врачам-психиатрам. Поскольку мнительная личность склонна убеждаться в поверхностных мифах, и не в состоянии подвергнуть их глубокому критическому анализу. Психиатр кажется им опасным субъектом, который может «упечь в психушку», а даже самые нелепые новости о коронавирусе – неоспоримой истиной.

В целом, эти характеристики делают психастеников крайне конформными. Это свойство личности, в двух словах можно описать как «доверяю, не проверяя». Такие люди склонны доверять внешним авторитетам, легко манипулируемы, готовы обвинить кого-угодно, но не возьмут ответственность на себя.

Еще одна их особенность – быстрая смена фокуса. Невзирая на то, что сейчас они являются ключевыми «потребителями паники», именно они первыми потеряют всякий интерес к пандемии. Хотя паника от этого не угаснет. Иными словами, психастеники питают своей энергией психическую пандемию, как топливо первой ступени космической ракеты дает стартовый импульс кораблю.

Пройдет совсем немного времени, наступит время принятия решений, но психастеникам это уже будет безынтересно. Хотя созданная ими волна паники продолжит двигаться, набирая силу.

Страх подавляет иммунитет

Любопытно, что тревожность психастеников, их страх – в данном случае перед вирусом – на первый взгляд во многом оправданы. Статистически, из всех групп населения, они имеют самый слабый иммунитет. А значит с большей вероятностью подхватят недуг и рискуют получить более серьезные осложнения, чем другие.

В то же время все поведение психастеников подчинено одной цели: защититься от угрозы. Их основанные на мнительности реакции ими самими воспринимаются как идеальный оборонный механизм. На деле же получается ровно противоположный результат. Такая тактика приводит к подавлению иммунной системы.

Одновременно с этим именно психастеники являются главным потребителем самого устрашающего контента в СМИ. Чем страшнее новость, тем быстрее и охотнее они поверят в ее правдивость. Опять же – не утруждая себя критическим анализом содержимого. Более того, как и «профессиональные» наркоманы, они постоянно нуждаются в повышении дозы, чтобы подпитывать свою тревожность. А коль скоро психастеники преобладают в обществе, именно на них нацелены информационные копья.

В погоне за рейтингами журналисты, осознанно или нет, постоянно подогревают информационное пространство горячими фактами. Подтвердить этот тезис нетрудно: в разгар психической пандемии не менее половины новостей даже авторитетных изданий посвящены коронавирусу.

У психастеников потребление массы ужасающего контента вызывает иллюзию контроля. Им кажется, что таким образом они управляют ситуацией, влияют на нее. Они твердо убеждены, что получают из новостей новые знания, образовываются. С тем чтобы найти выход и защититься.

На деле это, конечно же, не так. Защита эта абсолютно иллюзорна. Более того, потребление страшных новостей лишь усиливает тревогу. К тому же, отнимает огромное количество времени, лишая человека не только продуктивности, но и нормального сна. А дефицит последнего, что давно и многократно доказано научными исследованиями, оказывает крайне негативное влияние на иммунную систему.

В стремлении получить как можно больше апокалиптических новостей нет ничего удивительного. Психастеники с детства убеждены, что больше правды там, где больше ужаса. Этому их обучали в детском саду и дома, пугая всевозможными бытовыми опасностями. В зрелом возрасте у них образуется нейропсихологическая доминанта. То есть установка, получившая тотальную власть над человеком. В действительности она глубоко ошибочна, хотя для самого человека, инфицированного ею, является незыблемой. Поскольку, опять же, дает ложное ощущение защиты.

Проблема в том, что защищает она психастеника лишь от способности преодолевать трудности мудрым путем. Это золотая середина между двумя крайностями. Первую предпочитают описанные выше психастеники. Пандемия вынуждает их как можно скорее спрятаться от внешнего мира и из своей «норки» управлять процессом. Контролировать информационное пространство, вместе с ВОЗ подсчитывать количество инфицированных и погибших, наравне с крупнейшими мировыми лабораториями искать вакцину от коронавируса. Чтобы, к слову, после ее открытия примкнуть к стану «антипрививочников», уверовав, что столь долгожданное лекарство убьет их скорее, чем сам вирус.

Протестные

Вторая крайность свойственна противоположному типу личности. Условно его можно обозначить, как протестный. Такие люди принципиально не станут сидеть дома. Они, напротив, выйдут на улицу, игнорируя все предупреждения и здравый смысл. Порой такое поведение воспринимается сторонними наблюдателями как смелость. И в этом нет ничего удивительного – такие люди нередко становятся руководителями, успешными бизнесменами и спортсменами. То есть теми самыми авторитетами, которым доминирующие в обществе психастеники привыкли слепо доверять.

Примечательно, что именно эти люди зачастую становятся первыми жертвами вируса. Ведь их вызывающее поведение, призванное запереть внутри свойственную им (как и психастеникам) тревожность, подвергает их повышенному риску. Сильная иммунная система здесь не помощник.

Тревога - переживание неопределённости своего будущего в неподконтрольных и неуправляемых условиях настоящего.

Сами же они уверены: двигаясь против течения, доказывают миру свою храбрость и исключительность. На деле же, с точки зрения здоровой психики, все это проявления гордыни. Переоценка собственной значимости, доходящая до такого уровня, на котором человек впадает в зависимость и вынужден самом себе постоянно доказывать, что он лучше других.

Если он перестанет получать свидетельства своей значимости, а с каждым годом доказательства должны быть все более весомыми, он впадет в глубочайшее уныние. И адресует осуждение, направленное обычно на психастеников, внутрь себя самого. Суммарно эти два типа личности формируют до 90% общества.

Продолжение следует